p1010133После неблагополучного 2013 года в Беловежской пуще в нынешнем году продолжается усыхание ели. В целях оценки лесопатологической ситуации сотрудники национального парка проводят оценку численности данного вредителя путем вывешивания феромонных ловушек.

На основании изменения численности особей короеда-типографа, которые попадают в ловушки благодаря действию специального аттрактанта, можно оценить и масштабы вспышки размножения вредителя, сделать прогноз развития ситуации. В текущем году было вывешено 175 феромонных ловушек, главным образом в действующих короедных очагах Никорского и Ощепского лесничеств, лесопатологическая ситуация в которых остается довольно напряженной.

Кто победит в этот раз? Короед-типограф или Беловежская пуща? Конечно же Пуща! – скажут многие, но ведь немногие знают, что этот вид жуков, являясь основным вредителем хвойной породы, укладывал ель на площади 25 000 га в лучшие для него (неблагоприятные для ели) годы.

Все-таки следует признать, что нынешняя вспышка массового размножения этого вредителя не является чем-то необычным и уникальным, поскольку данное природное явление постоянно повторяется в лесах Беловежской пущи с периодичностью 10-12 лет. И уж конечно, численность короеда-типографа и интенсивность усыхания ели намного ниже, чем, например, в 60-х годах прошлого столетия, когда массовое усыхание ели спровоцировала проведенная в регионе Беловежской пущи осушительная мелиорация прилегающих к ней болот. И уж тем более не идет ни в какое сравнение с предыдущей вспышкой в начале 2000-х годов, когда после ряда засушливых лет с аномально низким количеством осадков от короеда-типографа в большей или меньшей степени пострадала четверть(!) всех пущанских лесов.

 

Погибшие ели в заповедной зоне Белянского лесничества, 2003 год

p1010296

Усыхание ельника на территории заповедной зоны Никорского лесничества. 2014 год

p1010133