На реке Наревка в Беловежской пуще, на границе Никорского и Хвойникского лесничеств, недалеко от границы с Польшей обнаружена утка Мандаринка (Aix galericulata).

– Удивлению не было предела, когда мне на глаза попалась эта разноцветная птица, – поделился своими впечатлениями член Клуба фотографов дикой природы Александр Пекач после неожиданной встречи.

С этим трудно поспорить, глядя на птицу такой экзотической внешности:

mandarinka

Мандаринка по праву считается одной из самых красивых уток. Экстравагантные очертания птицы совершенно нехарактерны для нашей фауны. Естественный ареал обитания мандаринки находится на Дальнем Востоке – Приморский край России, восточный Китай, Курильские острова, Сахалин, Япония, Тайвань, спорадически – в восточной Монголии.

Ранее обычный обитатель дальневосточных лесов, сейчас мандаринка стала редким видом, а во многих местах – исчезла совсем. Уже на протяжении длительного времени (более 30 лет) мандаринка внесена в Красную Книгу России. Так, еще в конце прошлого столетия численность дикой популяции мандаринки оценивалась в 25 тысяч пар, из которых более 60% гнездилось на территории России. В настоящее время ученые оценивают численность дальневосточной популяции мандаринки лишь около 6 тысяч пар – катастрофическое снижение произошло в материковой части, где сейчас живет не более 2 тысяч пар этих птиц.

Причиной редкости мандаринки является ее необычная биология размножения. Дело в том, что мандаринка является одним из немногих видов уток, которые гнездятся в дуплах деревьев. Именно таким образом они спасают свои кладки от разорения енотовидными собаками, кабанами, куньими. У нас подобной стратегией обладают гоголи и лутки. И эти виды в настоящее время являются редкими, т.к. для гнездования им необходим старый лес с дуплистыми деревьями вблизи водоемов. В молодых же лесах таких деревьев нет, поэтому без создания искусственных дуплянок мандаринки жить там не смогут.

В результате хозяйственной деятельности и уничтожения лесов по берегам рек мандаринки исчезли из мест, где ранее были особенно многочисленными – долины Уссури, Приханкайской низменности и Южного Приморья.

Так каким же образом крайне редкая мандаринка очутилась в Беловежской пуще, за многие тысячи километров от своей родины, да еще и зимой? Дело в том, что мандаринку уже несколько столетий успешно разводят в неволе из-за ее привлекательности и высокой декоративности, причем не только на Дальнем Востоке, но и в Европе, Северной Америке. Климат в Западной и Центральной Европе достаточно мягок и похож на климат приморских регионов Дальнего Востока, поэтому мандаринки успешно приспособились к местным условиям. Этот вид интродуцирован в странах Западной Европы: Англии, Германии, Голландии, Бельгии, Франции, Дании, Австрии и Ирландии, в ряде случаев сформировались достаточно многочисленные и устойчивые вольноживущие популяции. Уже сейчас количество мандаринок, обитающих в лесах и парках Европы, превышает численность аборигенной дальневосточной популяции, на которую приходится всего лишь около 15% общей численности вида. Поскольку в Европе число мандаринок постоянно и неуклонно увеличивается, то периодически эти птицы начинают залетать и в нашу страну, причем в последнее время случаи регистрации мандаринки в Беларуси участились. Поэтому наша мандаринка, скорее всего, прилетела из какого-нибудь парка Германии или Польши. Наш случай оказался достаточно редкий – это вторая регистрация мандаринки в 2015 году и всего шестая для Беларуси.

Может ли мандаринка успешно размножаться на территории Беларуси в дикой природе? Уже есть достаточно примеров, когда представители дальневосточной фауны успешно внедрялись в природные комплексы Европы, поэтому исключать в будущем возможность обитания мандаринки в дикой природе на территории Беларуси не следует. Однако вряд ли ее численность здесь когда-либо будет существенной, учитывая ее специфические требования к местам обитания и достаточно низкую численность аборигенных видов, экологически сходных с ней.

 

Антон Кузьмицкий, научный сотрудник
ГПУ НП 
«Беловежская пуща»,
Дмитрий Бернацкий, старший научный сотрудник
ГПУ НП «Беловежская пуща»


Фото: Александр Пекач