» В Беловежской пуще скрывают древнейший клад
Новости
Национальный парк «Беловежская пуща» представляет собой один из крупнейших лесных массивов равнинной Европы, сохранившийся до наших дней в относительно ненарушенном состоянии. Его территория разделена государственной границей на две части — белорусскую и польскую.

В Беловежской пуще скрывают древнейший клад

21 Января 2020

Беловежская пуща – ценность общеевропейского масштаба. Здесь сохранились уникальные лесные биотопы со своим неповторимым биоразнообразием.
Какие ассоциации вызывает у вас словосочетание «Беловежская пуща»? Зубры? Старые деревья? Дед Мороз? Распад СССР? А чем она важна? Почему она включена в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО? Что есть в Беловежской пуще и почти исчезло в Европе?
Важных элементов в Беловежской пуще много. Но самый заметный… Недаром говорят, что если хочешь что-то спрятать – положи на видное место. Вряд ли, приехав в пущу, вы обратите какое-то особое внимание на лежащие в лесу гнилые стволы или стоящие сухие деревья. Это – мертвая древесина – уникальное сокровище естественных лесов.
В Европе осталось очень мало старовозрастных равнинных лесов, где нет хозяйственной деятельности человека или она присутствует на минимальном уровне. В основном это горные леса. На этом фоне резко выделяется Беловежская пуща, которая во многом сумела сохранить свои первобытные черты.
Натуральный, естественный, заповедный, первобытный, реликтовый… Как много слов, а что за ними стоит? Как функционирует лесная экосистема без вмешательства человека? Давно известно, что чем больше элементов в экосистеме – тем она устойчивее. Лес – довольно сложная система и нарушения в ней, вызванные вмешательством человека становятся заметными не сразу. И одно из главных вмешательств – вывоз древесины. Причем в лесу убираются все крупные древесные остатки – лес должен быть «чистым».
Управление лесами, включающее в себя интенсивную санитарию и вырубку умирающих и мертвых деревьев, привело к исчезновению многочисленных, связанных с разлагающейся древесиной, видов беспозвоночных в обширных частях Европы. В сосновых лесах, заменивших большинство первоначальных лесных сообществ Центральной Европы, объем мертвой древесины едва превышает 3 м3/га, а очень часто – ниже 1 м3/га. Такое небольшое количество мертвой древесины не может обеспечить достаточную среду обитания для многих развивающихся на ней живых организмов. В то же время средние запасы мертвой древесины в Беловежской пуще составляют около 60-70 м3/га. На отдельных участках они достигают 200 м3/га, а на ветровальных участках в заповедной зоне могут превышать 300 м3/га, что в 1,5-2 раза больше, чем рекомендуемые 100 м3/га для поддержания популяций наиболее чувствительных видов. Особенностью Беловежской пущи является так же наличие огромных старых деревьев в структуре мертвой древесины, что критически важно для ряда охраняемых видов.
Вывоз из леса товарной древесины как таковой невероятно истощает почву в лесу, а уборка малоценной в хозяйственном отношении мертвой древесины еще больше усугубляет ситуацию. Расчеты для европейских лесов показали, что за одно поколение деревьев (около 100 лет) люди извлекают из него около 300 м3 древесины с одного гектара соснового леса и 400 м3 из дубового. Исходя из этого, в сосновых лесах с одного гектара вывозится с древесиной более 52 кг калия, 11 кг натрия, почти 29 кг магния, 157 кг кальция и более 13 кг фосфора. В дубовых лесах мы теряем более 126 кг калия, почти 45 кг натрия, больше 36 кг магния, более 803 кг кальция и 40 кг фосфора. Так много всего с одного гектара! И если эти потери экстраполировать на весь район, то количество потерянных питательных веществ составит тонны.
В древесине связывается и накапливается углерод, соединения которого считаются виновником глобального потепления. Накопление углерода происходит только во время фотосинтеза в течение жизни дерева. Подсчитано, что общее количество углерода, накопленного на одном гектаре леса в зоне умеренного климата, составляет около 150 тонн (две трети из них хранятся в почве) и 220 тонн в тропических лесах. После гибели дерева в процессе его разложения углерод медленно откладывается в почве. За счет этого на протяжении всего этого периода количество углерода, выделяющегося в атмосферу в виде углекислого газа, сокращается. В естественном лесу образуется баланс между темпами накопления мертвой древесины и высвобождением углерода при ее разложении. Вырубка же лесов, во-первых, сокращает объемы поглощения и связывания углерода, а во-вторых при сжигании древесины углерод быстро выделяется в атмосферу, причем в виде парниковых газов. В глобальном масштабе вырубка лесов увеличивает общий выброс углерода в атмосферу на 20-25%, это – второй по величине источник антропогенного выброса углекислого газа после сжигания ископаемого топлива (уголь, нефть и природный газ).
Кроме этого, обладая губчатой пористой структурой, мертвая древесина во многих лесах является довольно емким резервуаром воды, поставляемой как в результате осадков (а затем удерживаемой древесиной), так и образующейся в самой древесине в результате метаболических процессов бактерий и грибов. Можете сами в лесу попробовать взять рукой сильно разложившийся трухлявый ствол. В дождливую погоду из него можно выжимать воду и даже во время засухи эта древесина в затененных местах будет оставаться влажной. Это очень важная функция в засушливые периоды или в экосистемах, постоянно находящихся в засушливых условиях. Наличие питательных веществ и воды в таких стволах позволяет расти на них большому количеству растений. Без мертвой древесины затрудняется и естественное лесовозобновление. Например, на мертвой древесине, занимающей 5% площади в еловом лесу, вырастает половина (50%) всего елового подроста.
Естественное биоразнообразие Беловежской пущи чрезвычайно богато и местами недостаточно изучено. За все время исследований здесь открыто 120 новых для науки организмов.
Всего в пуще встречается около 5000 видов растений и грибов (возможно на несколько тысяч больше) и около 12000 животных (возможно до 20000). Сотни из них развиваются на мертвой древесине и поэтому стали редкими и исчезающими в европейских лесах.
Вы можете сказать: «Исчезнет несколько видов из тысяч – и ладно. Еще много останется». Но не все так просто. Даже если не брать в расчет экологические взаимосвязи различных организмов в сложных лесных экосистемах, в которые встроены эти виды, есть и практическая значимость для человека сторона. Большая часть этих организмов слабо изучена, но наука не стоит на месте. Биохимики, например, выявляют новые соединения, которые находят свое применение в медицине. И кто знает, возможно в грибе, который стоит сейчас на грани вымирания, содержится действенное лекарство от рака. А не изученные сейчас особенности метаболизма какого-нибудь древесного жучка позволят в будущем космонавтам легко переносить космические перелеты. Уничтожить легко. Еще легче равнодушно наблюдать за уничтожением. А вот восстановить утерянное биологическое разнообразие – сложно. А утерянный генофонд – невозможно!

1.jpg

Особенность пущи – наличие большого количества огромных мертвых деревьев, что чрезвычайно важно для сохранения биоразнообразия

2.jpg

Печеночница обыкновенная (Fistulina hepatica), занесенная в Красную книгу Беларуси

3.jpg
Молодой подрост ели, выросший на трухлявом пне