» Военная тайна зубров
Новости
Национальный парк «Беловежская пуща» представляет собой один из крупнейших лесных массивов равнинной Европы, сохранившийся до наших дней в относительно ненарушенном состоянии. Его территория разделена государственной границей на две части — белорусскую и польскую.

Военная тайна зубров

29 апреля 2021

Войны всегда были не на пользу обитателям дикой природы. В особенности – крупным диким животным.
1_frg.jpg
С началом Первой мировой войны в Беловежской пуще были полностью прекращены все биотехнические мероприятия, направленные на поддержание популяции зубров и, прежде всего, существовавшая с середины XIX века интенсивная подкормка диких копытных в целях увеличения их численности. Как следствие такого управления лесными ресурсами уже через несколько десятилетий естественная кормовая база для животных была полностью уничтожена, зубры просто лишились пропитания. Более того, в военное время процветало и набирало обороты браконьерство со стороны местного населения, а также отстрел зубров проходящими военными частями. В результате, начиная с 1915 года, популяция зубров начала стремительно сокращаться.
Первая мировая война стала роковой в судьбе зубров. К апрелю 1919 года была полностью уничтожена последняя на нашей планете вольноживущая популяция равнинного зубра, обитающая в Беловежской пуще. Лишь спустя 10 лет, в 1929 году, польскими учеными (пуща в то время находилась в границах Польши) было положено начало восстановлению исчезающего вида Bison bonasus. Для срочной реинтродукции были собраны все зубры, ранее вывезенные и остававшиеся в зоопарках различных стран Европы…
К моменту интервенции немцев на территорию Беловежской пущи, 23 июня 1941 года, в пущанском зубропитомнике уже насчитывалось 19 зубров. Вновь возрождаемое стадо зубров, в отличие от Первой мировой войны, в Великую Отечественную войну практически не пострадало. Ключевую роль в этом, а также в исторической судьбе всей Беловежской пущи в период этой войны сыграло особое внимание к ней приближенного к Гитлеру главного охотоведа и маршала рейха Германа Геринга, который также являлся имперским лесничим Германии и Высшим уполномоченным по охране природы. Впервые он побывал здесь еще до начала Второй Мировой войны, в 1937 году, когда по приглашению президента Польши Игнация Мостицкого участвовал в совместной зимней охоте.
Герман Геринг намеревался устроить в прекрасно сохранившемся лесу лучшее в Европе охотничье хозяйство с центром управления в императорском охотничьем дворце в п. Беловежа (Польша). Как страстный охотник и опытный лесовод, несмотря на войну, Геринг поставил цель обезопасить пущу от браконьерства, использования местным населением, выпаса скота и возможных действий партизан. К тому же, по его инициативе, во Вторую мировую войну рубки леса практически не велись. По его планам Беловежская пуща должна была стать заповедным местом, значительно расшириться, поскольку в ней планировалось создать все условия для обитания крупных хищников и диких копытных, но главное – зубров, живших в то время в специально построенном для них зверинце.
С полной немецкой оккупацией Беловежской пущи Геринг, как и планировал, начал претворять в жизнь свою мечту о первобытном лесе. В декабре 1941 года Беловежская пуща была официально объявлена охотничьим хозяйством рейха с центром в п. Беловежа, которое подчинялось властям, находящимся в Берлине. На охрану пущи во время войны был выделен специальный отряд с численностью около 700 человек. Однако, в оккупационный период немцы вопросам разведения зубров уделяли не так много внимания, их основная цель заключалась в охране лесного массива и изоляции его от партизан и диверсантов.
Зарождавшееся в начале войны партизанское движение в Беловежской пуще, в отличие от других мест Беларуси, не смогло набрать должной силы и боевой мощи из-за присутствия в ней укрепленных немецких отрядов и специальных подразделений. Положение усугублялось еще и тем, что лесной массив Беловежской пущи был разбит на пронумерованные верстовые квадраты с широкими, зачастую проезжими просеками, что позволяло гитлеровцам контролировать любое передвижение по лесу не только партизанских формирований, но и отдельных людей.
В 1944 году теснимые советскими войсками гитлеровцы планировали вывезти зубров в Германию. Как только об этом стало известно, в мае 1944 года советской стороной в тыл врага был отправлен партизанский отряд с особым поручением. Почти два с половиной месяца, до прихода наступающих сил 65-й армии под командованием генерала Батова, партизанский отряд не выпускал из виду зверинец с зубрами. Наши войска не застали животных в резервате, так как перед отступлением немцы выпустили всех зубров из загонов в лес. Неизвестно, кому на этом этапе войны эти животные обязаны своим спасением. Вероятнее всего, последним отступающим солдатам и офицерам егерского отряда особого назначения, которые оставили пущанских зубров целыми и невредимыми. Партизанский отряд никак не смог бы воспрепятствовать гибели животных – в районе зубрового зверинца дислоцировался командный пункт егерского отряда.
Понимая, что дикие животные могли пострадать и от наших заядлых охотников (которых в армии было немало), в целях предупреждения браконьерства был издан специальный приказ, в котором говорилось, что нарушители правил по отношению к диким копытным за браконьерство будут сурово наказываться.
Уже после окончания войны, 16 августа 1945 года, согласно советско-польскому соглашению через Беловежскую пущу прошла государственная граница, которая разделила ее на две части. Зубропитомник оказался на польской территории, и белорусская часть Беловежской пущи осталась без зубров. Лишь 18 июля 1946 года из Польши были привезены первые пять зубров для восстановления этих животных в нашей стране. В настоящее время на территории бывшего зубропитомника, в котором длительное время разводили зубров до момента их выпуска на волю, построено Поместье белорусского Деда Мороза. Домик, откуда выходит Дед Мороз, хранит еще одну «военную» тайну – это то место, где работали над восстановлением популяции зубров долгие годы наши известные ученые.